Празднество в честь первой ночи Пророка и его Невесты

Данная церемония предназначена для празднования, предписанного Книгой Закона II:37. Она должна быть проведена после заката 12 августа.

Действующие лица: СЛУЖИТЕЛЬ, ЗВЕРЬ и ПРОВИДИЦА. Все одеты в белые мантии, СЛУЖИТЕЛЬ подпоясан черным поясом, у ПРОВИДИЦЫ добавляется черная накидка с серебряным полумесяцем, у ЗВЕРЯ – черная накидка с золотым пламенем.

Приготовления: Альтарь обычный(бикубический) в центре храма. На алтаре: 1 роза в вазе, курильница и колокольчик. Так же 2 трона расположены на Западе и ,если возможно, подняты на помост, между ними другой маленький алтарь. На малом алтаре: кинжал, маленькая черная свеча, пустая чаша, открытая бутылка шампанского(можно в ведерке со льдом). Ткань на обоих алтарях розового цвета.

I. Открытие:

ЗВЕРЬ и ПРОВИДИЦА сидят на тронах, ЗВЕРЬ – на Юге, ПРОВИДИЦА – на Севере.
СЛУЖИТЕЛЬ впускает паству в Храм и остановливается на Востоке.

СЛУЖИТЕЛЬ: Делай, что ты желаешь, таков да будет весь Закон! Я объявляю Закон Света, Жизни, Любви и Свободы во имя ТЕРИОН(THERION) и ОУАРДА(OUARDA).

ПРИХОЖАНЕ: Любовь есть Закон, Любовь в соответствии с Волей!

СЛУЖИТЕЛЬ: [идет на Запад от алтаря, лицом на Восток, делает один шаг и совершает знак Человека и Брата [Женщины и Сестры]. Все остальные повторяют. ]

ВСЕ:
Верую в единого, тайного и невыразимого ГОСПОДА; и в единую Звезду в сонме Звёзд, из огня которой мы созданы, и к которому мы возвратимся; и в единого Отца Жизни, Тайну Тайн, имя же Его ХАОС, единственного наместника Солнца на Земле; и в единый Воздух, питающий всё, что дышит.

И верую в единую Землю, нашу общую Мать, и в единое Лоно, из которого все люди произошли и в котором они упокоятся, Тайну Тайн, имя же Её БАБАЛОН.

И верую в Змея и Льва, Тайну Тайн, имя же Его БАФОМЕТ.

И верую в единую Гностическую Католическую Церковь Света, Жизни, Любви и Свободы, чьё слово Закона есть ТЕЛЕМА.

И верую в общение Святых.

И, поскольку пища и питье преобразуются в нас ежедневно в духовную сущность, верую в Чудо Мессы.

И исповедую единое Крещение Мудрости, посредством которого мы совершаем Чудо Воплощения.

И исповедую, что моя жизнь едина, единственна и вечна, она была, есть и грядёт.

AUMGN, AUMGN, AUMGN

ПРИХОЖАНЕ садятся.

СЛУЖИТЕЛЬ: Мы собрались, чтобы отметить праздненство Первой Ночи Пророка и Его Невесты, поскольку этот союз сделал возможным объявление Нового Закона!

СЛУЖИТЕЛЬ: [Звенит в колокольчик 1-55555-1]

II. Инвокация Гименея:

ЗВЕРЬ и ПРОВИДИЦА: [стоят лицом к лицу, взявшись за руки, и декламируют(из Катулла, 61)]:

Collis o Heliconii
cultor, Uraniae genus,
qui rapis teneram ad virum
virginem, o Hymenaee Hymen,
o Hymen Hymenaee.
О холма Геликонского
Житель, отпрыск Урании,
Ты, невесту похитивший
Жениху, — Гименей-Гимен,
О Гимен-Гименей!
Ut lubentius, audiens
se citarier ad suum
munus, huc aditum ferat
dux bonae Veneris, boni
conjugator amoris.
Чтоб, услышав вас, лучше бы
Службу брачную выполнил,
Шаг направив быстрей сюда,
Друг Венеры и по любви
Браком всех сочетатель.
Ille pulveris Africi
siderumque micantium
subducat numerum prius,
qui vestri numerare vult
multa milia ludi.
Тот песка африканского
И мерцающих в мире звезд
Не сумеет назвать число,
Кто захочет вдруг подсчитать
Ваших игр много тысяч.

СЛУЖИТЕЛЬ: [Звенит в колокольчик 22-333-22]

ЗВЕРЬ: [Поднимает кинжал и драматично целует его.]

ЗВЕРЬ: O Hymen Hymenaee! (О Гимен Гименей!)

СЛУЖИТЕЛЬ: [Становится по левую руку от ЗВЕРЯ и кладет свою правую руку на кинжал]

СЛУЖИТЕЛЬ: O Hymen Hymenaee! (О Гимен Гименей!)

СЛУЖИТЕЛЬ: [Берет кинжал у ЗВЕРЯ и проходит с ним через всех ПРИХОЖАН, так, чтобы каждый положил правую руку на эфес кинжала и произнес: O Hymen Hymenaee! (О Гимен Гименей!)]

ЗВЕРЬ: [Тем временем, наливает в бокал шампанское и дает ПРОВИДИЦЕ отпить]

ПРОВИДИЦА: [Отпивает половину и возвращает ЗВЕРЮ, который допивает до конца.]

СЛУЖИТЕЛЬ: [Возвращается, становясь слева от ЗВЕРЯ, отдает кинжал ЗВЕРЮ, который тот кладет на западный алтарь.]

III. Инвокация Териона и ОУАРДЫ ( из “Rosa Mundi” Кроули1):

ПРОВИДИЦА: [Идет на Восток.]

ЗВЕРЬ:
Роза Мира!
Алый венец сокровенного сердца Любви!
Алый, как роза, огонь, тончайшею вязью
в бесконечность внутри уходящий, — цветок из цветков!
Облачен его цвет благовонною страстью его же,
легкой и сладостной страстью, объявшей, укрывшей его
лепестками, подобно цветку;
И дух мой сокрытый вкушает чистейшую часть
сладострастного этого сердца
тайного счастья!
ROSE of the World!
Red glory of the secret heart of Love!
Red flame, rose-red, most subtly curled
Into its own infinite flower, all flowers above!
Its flower in its own perfumed passion,
Its faint sweet passion, folded and furled
In flower fashion;
And my deep spirit taking its pure part
Of that voluptuous heart
Of hidden happiness!
ПРОВИДИЦА:
Было когда-то: минуты тянулись часами,
и зверь неразумный во мне
взирал на цветы и любил их,
смотрел, как восходит луна, упивался
блаженным дыханием полночи летней
и думал, окован сияньем дневного светила,
что всю свою скорбь заслужил он сполна.
Днями тянулись часы; и длилось страданье,
и негде мне было укрыться; о ты! горевала ли ты?
Томилась во сне ли, как я?
Любила ль меня?
Ибо знай: луна не станет луною, доколь не поймет,
как исполнить свое песнопенье,
доколь не постигнет себя — что она есть луна.
Так и я, так и ты! Но тогда
сей камень, не знавший руки человека,
сей шар кубовидный не стал еще крепким замком
и главою угла Королевского Свода Соитья;
уравненье покамест не знало ответа,
и девственный ветер слияния и порожденья
еще не взметнулся в тебе и во мне;
и никто еще не изрек Великое Слово.
Ah! when the minutes grew to hours,
And yet the beast, the fool, saw flowers
And loved them, watched the moon rise, took delight
In perfumes of the summer night,
Caught in the glamour of the sun,
Thought all the woe well won.
How hours were days, and all the misery
Abode, all mine: O thou! didst thou regret?
Wast thou asleep as I?
Didst thou not love me yet?
For, know! the moon is not the moon until
She hath the knowledge to fulfil
Her music, till she know herself the moon.
So I, so thou! The stone unhewn,
Foursquare, the sphere, of human hands immune,
Was not yet chosen for the corner-piece
And key-stone of the Royal Arch of Sex;
Unsolved the ultimate “x”;
The virginal breeding breeze
Was yet of either unstirred;
Unspoken the Great Word.
СЛУЖИТЕЛЬ:
Быть может, столетья проходят для нас с той поры,
как были единою плотью те двое, пока не очнется
любовь позабытая, в новом обличье найдя воплощенье.
И только тогда раскрывается новый бутон на стебле
среди пряного сада, и снова цветет Роза Мира —
Роза всех Наслаждений,
Роза Росы,
Роза Любви и Ночи
Роза Молчанья, облекшая, словно покровом,
святое единство вещей, отраженное в зеркале правды,
Роза, над коей не властна Божья десница,
Роза, на крыльях лунного света
летящая в Дом Огня,
Роза Юного Меда!
Ах! Не в силах тусклая тайна желанья
озарить эти недра до дна! Не ведают света
сокровенные звоны и шепоты этих теней
«веры в завтрашний день, сновиденья о миге, когда
на поляны лесные
сквозь сумрак
прянет солнечный луч, выжигая ночную росу!»
It may be in the centuries of our life
Since they were man and wife
There stirs some incarnation of that love.
Some rosebud in the garden of spices blows,
Some offshoot from the Rose
Of the World, the Rose of all Delight,
The Rose of Dew, the Rose of Love and Night,
The Rose of Silence, covering as with a vesture
The solemn unity of things
Beheld in the mirror of truth,
The Rose indifferent to God’s gesture,
The Rose on moonlight wings
That flies to the House of Fire,
The Rose of Honey-in-Youth!
Ah! No dim mystery of desire
Fathoms this gulf! No light invades
The mystical musical shades
“Of a faith in the future, a dream of the day”
“When athwart the dim glades”
“Of the forest a ray”
“Of sunlight shall flash and the dew die away!”
ПРОВИДИЦА:
Да пребудет на этом тайна! За нею следом
Упоенье грядет иное — нега лобзаний.
Огнь и плоть, благовонья, музыка, время
обогнавшая, — всё уходит летучим дымом,
только вкус остается, сокрыт и девствен:
это соль незримых приливов
золотого, литого моря
(на мгновенье его являет людскому взору
скарабей без короны, сходящий во тьму заката).
И в блаженных трудах, и в муках, что столь отрадны,
Из нее взойдет наконец, одолев препоны,
Первый цвет, озаряя сад потайных сокровищ
В сердце вечного сердца. Это — твое богатство.
Let there then be obscurity in this!
There is an after rapture in the kiss.
The fire, flesh, perfume, music, that outpaced
All time, fly off; they are subtle: there abides
A secret and most maiden taste;
Salt, as of the invisible tides
Of the molten sea of gold
Men may at times behold
In the rayless scarab of the sinking sun;
And out of that is won
Hardly, with labour and pain that are as pleasure,
The first flower of the garden the stored treasure
That lies at the heart’s heart of eternity.
This treasure is for thee.
ЗВЕРЬ:
Ах, Любовь! Давно уж настал твой час!
Луна поднялась; я ждал, не смыкая глаз.
Призови же меня наконец,
о Роза моя, совершенное чудо любви,
призови! и сквозь бездну вселенной
услышу твой зов, даже если не дашь
ни единого знака, не бросишь прелестный намек
на желанье — извечный изъян совершенного счастья.
Ты постигла: не во плоти
вечно новая сладость Любви; не одни лишь уста и очи
отмыкают врата упоения; нет, ты — повсюду,
Всё объемлешь собой! Роза Мира,
Роза Горней Обители славы и Сонма Небес,
Непостижная Роза Блаженства!
Высшей страстью пылает до самых глубин
это сердце; ты знаешь (и знает любовь!),
как любое случайное слово мне в радость,
любое — дарует мне мысль о тебе, твою тень,
каждый звук призывает Владычицу всех песнопений,
и каждая рифма трепещет во мне и колеблет сплетенья
великих сетей, что простерла над миром Любовь.
Ah! Love! the hour is over!
The moon is up, the vigil overpast.
Call me to thee at last,
O Rose, O perfect miracle lover,
Call me! I hear thee though it be across
The abyss of the whole universe,
Though not a sign escape, delicious loss!
Though hardly a wish rehearse
The imperfection underlying ever
The perfect happiness.
Thou knowest that not in flesh
Lies the fair fresh
Delight of Love; not in mere lips and eyes
The secret of these bridal ecstasies,
Since thou art everywhere,
Rose of the World, Rose of the Uttermost
Abode of glory, Rose of the High Host
Of heaven, mystic, rapturous Rose!
The extreme passion glows
Deep in this breast; thou knowest (and love knows)
How every word awakes its own reward
In a thought akin to thee, a shadow of thee;
And every tune evokes its musical Lord;
And every rhyme tingles and shakes in me
The filaments of the great web of Love.

IV. Молитвы

СЛУЖИТЕЛЬ: [Возвращается к центральному алтарю и добавляет благовоние в курильницу.]

СЛУЖИТЕЛЬ: Да снизойдет удача на всех, кто в этот день сочетается любовью в соответствии с волей; да соединятся сила и умение, чтобы явить экстаз, и да ответит красота красоте.

ПРИХОЖАНЕ: Да будет так!

СЛУЖИТЕЛЬ: Госпожа Знания, кто есть мать Разума в сердце колец змея, и сестра Любви в аромате звездного млека, различающая жизнь и радость в собрании людей, ты прославляемая нами в пурпурных кроватях, и на полях сражений, на тронах могущества, и на буйных празднествах, в магических храмах и лабораториях алхимиков, как и в речах с наших уст и работах наших рук, мы заслуженно вспоминаем тех достойных, что прежде хранили твои тайны и передавали их в должное время: особенно Розу Эдит Келли и Алистера Кроули. Пусть их слова вдохновляют нас и деяния их воодушевляют нас на совершенствование наших праздненств.

ПРИХОЖАНЕ: Да будет так!

СЛУЖИТЕЛЬ: Совершенное величие земли и небес, разделенное ради возможности единения, благослови нас Законом, который есть Любовь в соответствии с Волей. АУМ, АУМ, АУМ.

ПРИХОЖАНЕ: Да будет так!

V. Прокламации

СЛУЖИТЕЛЬ: [Звенит в колокольчик 333-1-333] ВСЕ ВСТАЮТ.

ПРОВИДИЦА: Изыди! Нашу колесницу тянут голуби. Из перламутра и слоновой кости она , а вожжи ее – сердечные струны людей. Каждое мгновение нашего полета мы преодолеваем эон. И каждое место, где мы останавливаемся отдохнуть, должно быть молодой вселенной, радующейся своей силе; лугами, усеянными цветами. Там мы останемся, но всего лишь на ночь, а утром, отдохнув, умчимся.

[ЗВЕРЬ идет на Восток, присоединяясь к ПРОВИДИЦЕ. ПРИХОЖАНЕ делают Знак Приветствия, СЛУЖИТЕЛЬ направляет.]

СЛУЖИТЕЛЬ и ПРИХОЖАНЕ: Знайте же, что избранный жрец и апостол бесконечного пространства есть высокородный жрец Зверь, и в женщине его, называемой Багряной Женою, сосредоточена вся сила. Они соберут детей моих в своё лоно, они принесут сияние звёзд в сердца человеческие.

СЛУЖИТЕЛЬ: [Звенит в колокольчик один раз.] ПРИХОЖАНЕ САДЯТСЯ.

СЛУЖИТЕЛЬ: Не должно быть собственности на человеческую плоть. Не смотря на историю, ни брак, ни любое другое учреждение не могут служить оправданием тирании общественного договора над истинностью любви и ее чувственного выражения.

Любовь это спорт, искусство, религия, как пожелаете.

Делай, что изволишь, таков весь Закон.

СЛУЖИТЕЛЬ и ПРИХОЖАНЕ: Любовь есть Закон, Любовь в соответствии с Волей.

VI. Благославления и проклятия.

ПРОВИДИЦА: Возгорись на их бровях, о величественный Змей!

ЗВЕРЬ: О лазурновекая жена, изогнись над ними!

ПРОВИДИЦА и ЗВЕРЬ: [Возвращаются к тронам и остаются там стоять.]

СЛУЖИТЕЛЬ: Нет уз, способных соединить разделённое, кроме любви: всё остальное есть проклятие.

ПРОВИДИЦА и ЗВЕРЬ: AMOR VINCIT OMNIA.

ЗВЕРЬ: Ступайте вперед с радостью и благодарением!

ПРОВИДИЦА: Нет закона превыше, чем “Делай, что изволишь”.

СЛУЖИТЕЛЬ: [провожает ПРИХОЖАН из храма. Далее возможен легкий пир с шампанским.]

1Перевод стихов А.Кроули “Rosa Mundi” – А.Блейз.
Оригинал ритуала на английском – T Polyphilus.
Перевод текста – Fr.S.A.T.

Comments are closed