Мистерия Соломона и царицы Савской

Ритуал Осеннего Равноденствия. Мистерия Соломона

Ритуал для празднования Осеннего Равноденствия

 

Бенаяху выполняет МРП.

Бенаяху: Господь Авраама, Исаака и Иакова! Почему отвернулся ты от нас? Почему Шхина не укрывает нас крыльями своими? И отчего отошло от дщери Сиона все ее великолепие? Вот уже три года как помрачился разум помазанника твоего, и слова его заставляют меня стыдиться, а дела – страшиться. Словно мерзость запустения поразила святое место, словно Равновесие Вселенной нарушилось, и Суды усилились на Земле. И вот уже нищие распаляют толпу и кричат, что мертв Соломон и чужак восседает на златом престоле.

 О, если бы верно взвешены были вопли мои, и вместе с ними положили на весы страдание мое! Оно верно перетянуло бы песок морей! Оттого слова мои неистовы.

Но что это? Созван народ, и царь учит Израиль.

Асмодей (восседает на престоле в одеждах царя, перед ним стоят неуравновешенные Весы): Слушай, Израиль, вот заповедь Соломона премудрого: возлюби начальствующего над тобой превыше самого себя! Как Господь на небесах, так и царь на земле. Как царь правит народом, так и муж да правит женой своей, а отец – чадом своим. Умствование есть грех, нет иных ответов на вопросы твои, кроме тех, что даны были тысячи лет назад праотцам твоим, что пасли скот в пустыне.  Будь же нищим духом, уничижай себя перед лицом властвующего над тобой, чтобы после того, как оборвет ангел смерти нить жизни твоей, воздалось тебе в мире ином. Смиряйся, к хорошему не привыкай, тело свое держи в суровой узде, не ищи ни денег, ни удовольствий, ни отдыха. Наготу да не обнажишь и перед супругой своей, ворожею же, блудницу и мужеложца побивай камнями, ибо они мерзость. Работай в поте лица своего, сыновей расти для войн государевых, ибо что может быть лучше для человека, как положить жизнь свою за царя своего и отечество свое? Что есть человек перед государем и царством? Муравей, червь, ничто! Вот, положу тебя на одну чашу весов, а царство мое – на другую: что перевесит? Ты ли, червь, или Левиафан, змей изгибающийся? А потому в жизни своей, скоротечной и наполненной тяжким трудом, низко склони главу свою, не ропщи, в безмолвии иди тем путем, что прошли до тебя бесчисленные сонмы предков твоих, что родились, жили и исчезли, как пыль на ветру.

Бенаяху: О государь, смущают нас речи твои. Тщимся найти в них ту мудрость царя Израилевого, что изливалась на народ, как благодатный дождь на засохшие земли. Говорят, что царь не похож на себя, днем таится в палатах своих, ночью доводит жен до слез. Ширится ропот. И дошло до синедриона, что даже и мать царя оскорблена им. Не может быть такого от Соломона, коего я знал с малых лет его. Лицо твое, государь, а душа не твоя! Будто околдовали и подменили царя нашего, будто Солнце восстало поутру, но вместо света исторгло из себя тьму. Говорят раввины, что демоны в наглости своей способны принять облик и цадика. Пришли к нам пятеро нищих, и каждый клянется кровью своей, что он – подлинный владыка наш, обманом и магией лишенный венца своего, тогда как на престоле Израиля сидит сам Асмодей.

Асмодей: О Бенаяху, строптивый раб мой! За дерзкие речи хочу я вырвать язык твой с корнем, за гордый взгляд желаю лишить тебя глаз твоих. Но так как всем ведома справедливость моя, прежде чем повелю сделать это, пусть приведут сюда безумных нищих, чтобы подвергнуть их скорому суду. Ибо каждый в Израиле знает, что истинный царь владеет Словом, открытым ему Адонаи, которое сотрясает землю, низвергает звезды и обращает вспять время. Пусть самозванцы изрекут сие Слово власти, что связывает духов. И если я Асмодей, а Шломо бен Давид среди них, он вернет имя свое и державу.

Бенаяху: Быть посему. Приведите нищих на суд Израиля.

(Входят пятеро нищих).

Асмодей: Безумные нечестивцы, дошло до меня, что подстрекаете рабов моих к бунту, клевещете на меня и в великой дерзости называете себя царями Израиля. Прежде, чем живыми закопают вас в землю, смотря мне, государю вашему, в глаза, назовите Слово царя, кое есть ключ к власти над духами и людьми.

Первый нищий (выступая вперед): Я – Соломон. И вот Слово мое: Закон.

Асмодей: Это Слово раба. Ты не Соломон. Я узнал тебя, пастух Ешом. Повелю разорвать плоть твою.

Второй нищий (выступая вперед): Соломон – это я! Слово мое: Сострадание.

Асмодей: Это Слово лжеца. Ты не Соломон. Я узнал тебя, бродяга Аматог. Разорву и твою плоть.

Третий нищий (выступая вперед): Вот ваш царь Соломон. Слово мое: Жертва.

Асмодей: Сказано Слово глупца. Горе тебя, ибо узнал я тебя, плотник Суси. Теперь будешь ослеплен. О, мало этого – ты сам станешь жертвой, проклятый глупец: ты будешь распят.

Четвертый нищий (выступая вперед): Я царь. Ибо мне ведомо Слово: Покорность.

Асмодей: Ты, со своим Словом разбойника, худший из всех. Мне знаком ты, торговец Думхам. Ослеплю тебя, раздавлю твое лицо, грязный раб. Проклятие мое на вас и на всех, кто прельстился речами вашими.

Пятый нищий (выступая вперед): Я – истинный царь Израиля, Соломон Премудрый, обманом заброшенный демоном в дальние земли, где скитался три долгих года. Ныне я вернулся, чтобы судить тебя, нечистый дух, и забрать то, что мое по праву. Слово царя прошептал мне Адонаи, когда лобзал меня устами, сладкими как мед. Это Слово – Воля.

Асмодей: О, гнев Адонаи пал на голову мою. Как выжил ты во внешних землях, каббалист? Слово твое жжет меня изнутри, я отравлен, я обессилен, я связан!

Соломон: Оставь меня и народ мой. Я изгоняю тебя семью грозными именами.

Читает Заклинание Семи:

Во имя Михаэля, да прикажет тебе Иегова удалиться отсюда — Шавайот!

Во имя Габриэля, да прикажет тебе Адонаи удалиться отсюда — Белиал!

Во имя Рафаэля, исчезни перед Элион Сахабиэль!

Силой Камаэль Цабаота и именем Элохим Гибор изыди, Адрамелех.

Именем Элоа, силой Захариэля и Сахиэль-Мелех повинуйся, Самгабиэль.

Божественным и человеческим именем Шаддаи и знаком Пентаграммы, который я держу в правой руке, — во имя ангела Анаэля, волей Адама и Евы, которые суть Иотхава, — удались Лилит, оставь нас в покое Нахема. Святым Элохим, именами гениев Кассиэля, Сехалтиэля, Афиэля и Зэрахиэля, по повелению Орифиэля — отвернись от нас, Молох! Мы не дадим тебе пожрать наших детей!

Асмодей низвергается с трона и уползает за него. Соломон восходит на трон.

solomon-vozvrashhaet-tron

Бенаяху (облачая Соломона в одеяния царя и возлагая на него венец): Славься, Возлюбленный Богом! Славься, Лемуэль, воздвигший Храм! Славься, Шломо бен Давид, царь наш, царь Израиля!

Царь Соломон приводит чаши весов в равновесие. Неверные весы — мерзость пред Господом, но правильный вес угоден Ему.  Верные весы и весовые чаши — от Господа; от Него же все гири в суме. Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца. Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва. Ныне восстанавливаю я Равновесие Правого и Левого, Мужского и Женского, Милосердия и Суда.

 Бенаяху с народом: Совершенен ты, государь, делающий правду в суде, в мере, в весе и в измерении.

Бенаяху: О царь! Стоило лишь выпутаться из колец Левиафана, как тут же грозит нам гибельная пасть Бегемота. По наущению похотливого Асмодея прибыла ко двору твоему Балкис, Царица Южная, из Мариба, пустынной Аравии, и ныне ищет встречи с тобой. Да не уклоняется сердце твое на пути ее, не блуждай по стезям ее; потому что многих повергла она ранеными, и много сильных убиты ею: дом ее — пути в преисподнюю, нисходящие во внутренние жилища смерти. Не ты ли сказал: горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы?

Царь Соломон: Смиривший отца не убоится и дочери. Не спешите гнать ее. Ибо кто нашел добрую жену, тот нашел благодать от Господа, а кто изгоняет добрую жену, тот изгоняет счастье. Сердце царя — в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его.  Как небо в высоте и земля в глубине, так сердце царей — неисследимо. Пусть же войдет.

Мужчины:

Царица южная Балькис
Грядет к престолу Соломона
Влекут, влекут его знамена
Царицу южную Балькис!
Ифрит лазурный и Ивлис,
Злой гений, враг святого трона,
Царицу южную Балькис
Влекут к престолу Соломона.

Женщины:

Спешит лазоревый Ифрит
Направить путь ее к Сарону,
И осеняет ей корону
Крылом лазоревый Ифрит.
Он вдохновенно говорит:
— Готовься в жены Соломона! —
И вновь ликующий Ифрит
Ведет Балькис в поля Сарона.

(Игорь Северянин, «Вина Балькис»)

Царица Савская (входит): Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня.

О царь! Да будет благословен Господь, Бог твой, который благоволил посадить тебя на престол Израилев, чтобы творить суд и правду. Прими дары мои – ладан, и золото из Офира, и красное дерево, и драгоценные камни из счастливой Аравии.

Знай же, что полнится земля вестью о тебе и о твоем царстве, и о твоей мудрости? Дашь ли ты мне ответ, если я у тебя что-нибудь спрошу?

Царь Соломон: Предвечный дает мудрость.

Царица Савская: Что это: “Встанет – до неба достанет?”

Царь Соломон: Воистину, это радуга!

Царица Савская: Тогда ответь мне, а это что: “По краям волоса, в середине чудеса, как случится беда – потечет вода”.

Царь Соломон: И на эту загадку ответ мне ведом. Это глаз!

Царица Савская: Все же не испытала я мудрость твою. Разгадаешь ли это: “Чем потолще да длинней, тем девице милей?”

Царь Соломон: Это девичья коса густая. Совсем как у тебя, о милейшая из цариц.

Царица Савская: Премудрый, вот мой последний вопрос. Что такое:

“Город пуст,
Во середке — куст,
Пятеро слепого в тюрьму волокут:
Туда идет-весел,
Обратно — голову повесил”.

Царь Соломон: А это зивуг, о прекрасная.

Я нарцисс Саронский, лилия долин! Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!  Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник. Поднимись ветер с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его!

Царица Савская: Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его. Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.

Идет к престолу Соломона, подняв подол платья и обнажив ноги, покрытые волосами.

Царь Соломон: Твоя красота – красота женщины, твои волосы – это волосы мужчины. Волосы – украшение для мужчины и позор для женщины!

Царица Савская: Царь, обнажилась тайна моя: это наследие предков моих – сеирим, волосатых духов.

Царь Соломон: Велик Бог Израиля! Знай, о женщина, что владею я чудесной мазью, полученной от Рафаэля, которая сделает тело твое чистым и гладким, чтобы мы могли наслаждаться друг другом. Войди же в покои мои, и своими руками вотру я в тело твое волшебный состав.

(Соломон берет царицу за руку и уводит в «покои» за троном, где они скрываются от присутствующих за завесой. Здесь Соломон натирает все тело царицы мазью с белладонной).

Пока Соломон с царицей отсутствуют, Бенаяху читает псалом (повторяя столько раз на иврите и на русском, сколько потребуется):

Псалом 71

Li’Shlomo Elohim mishpatecha le’melech ten ve’sidkatecha le’ben melech

Yadin amecha be’sedek va’aniyecha be’mishpat

Yis’u harim shalom la’am u’gba’ot bi’sdaka

Yishpot aniyeh am yoshi’a li’bneh ebyon vi’dakeh oshek

Yirau’acha im shamesh ve’lifneh yare’ah dor dorim

Yered ke’matar al gez ki’rbibim zarzif aretz

Yifrah be’yamav sadik ve’rob shalom ad beli yare’ah

Ve’yerd mi’yam ad yam u’mi’nahar ad afseh aretz

Lefanav yichre’u siyim ve’oyebav afar yelahechu

Malcheh Tarshish ve’iyim minha yashibu malcheh Sheba u’Sba eshkar yakribu

Ve’yishtahavu lo chol melachim kol goyim ya’abduhu

Ki yasil ebyon meshave’a ve’ani ve’en ozer lo

Yahos al dal ve’ebyon ve’nafshot ebyonim yoshi’a

Mi’toch u’me’hamas yig’al nafsham ve’yekar damam be’enav

Vi’hi ve’yiten lo mi’zehab Sheba ve’yitpalel ba’ado tamid kol ha’yom yebarechenhu

Yehi fisat bar ba’aretz be’rosh harim yir’ash ka’Lebanon piryo ve’yasisu me’ir ke’eseb ha’aretz

Yehi shemo le’olam lifneh shemesh yinon shemo ve’yitbarechu bo kol goyim ye’asheruhu

Baruch Adonai Elohim Eloheh Yisrael oseh nifla’ot lebado

U’baruch shem kebodo le’olam ve’yimaleh chebodo et kol ha’aretz amen ve’amen

Kalu tefilot David ben Yishai

 

Псалом 71

О Соломоне. [Псалом Давида.]

1 Боже! даруй царю Твой суд и сыну царя Твою правду,

2 да судит праведно людей Твоих и нищих Твоих на суде;

3 да принесут горы мир людям и холмы правду;

4 да судит нищих народа, да спасет сынов убогого и смирит притеснителя, –

5 и будут бояться Тебя, доколе пребудут солнце и луна, в роды родов.

6 Он сойдет, как дождь на скошенный луг, как капли, орошающие землю;

7 во дни его процветет праведник, и будет обилие мира, доколе не престанет луна;

8 он будет обладать от моря до моря и от реки до концов земли;

9 падут пред ним жители пустынь, и враги его будут лизать прах;

10 цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари Аравии и Савы принесут дары;

11 и поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему;

12 ибо он избавит нищего, вопиющего и угнетенного, у которого нет помощника.

13 Будет милосерд к нищему и убогому, и души убогих спасет;

14 от коварства и насилия избавит души их, и драгоценна будет кровь их пред очами его;

15 и будет жить, и будут давать ему от золота Аравии, и будут молиться о нем непрестанно, всякий день благословлять его;

16 будет обилие хлеба на земле, наверху гор; плоды его будут волноваться, как лес на Ливане, и в городах размножатся люди, как трава на земле;

17 будет имя его [благословенно] вовек; доколе пребывает солнце, будет передаваться имя его; и благословятся в нем [все племена земные], все народы ублажат его.

18 Благословен Господь Бог, Бог Израилев, един творящий чудеса,

19 и благословенно имя славы Его вовек, и наполнится славою Его вся земля. Аминь и аминь.

20 Кончились молитвы Давида, сына Иесеева.

 

Царь Соломон выходит к народу:

Возрадуйся и возвелись, народ Израиля, ибо познал я возлюбленную мою. И будь сопричастен наслаждению нашему.

Царица Савская выезжает верхом на Асмодее.

Кто видит во мне Балкис, то не видит меня, ибо я – сама Мудрость. Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони; от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою. Я родилась прежде, нежели вооружены были горы, прежде холмов, Когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной. Когда Он уготовлял небеса, я была там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны, когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны, когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли: тогда я была при Нем художницею,  и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время, веселясь на земном кругу Его, и радость моя была с сынами человеческими.

Она помазывает составом лоб каждого из присутствующих (кроме нищих), пробуждая его Мудрость.

Затем Царь Соломон сажает царицу рядом с собой на престоле.

Царь Соломон:

Так пел Соломон подруге,
Любимой Шебе своей,
Целуя смуглые руки
И тонкие дуги бровей:
«Уже рассвело и смерклось,
А наши с тобой слова
Все кружат и кружат вокруг любви,
Как лошадь вокруг столба».

Царица Савская:

Так Шеба царю пропела,
Прижавшись к нему тесней:
«Когда бы мой повелитель
Избрал беседу важней,
Еще до исхода ночи
Он догадался б, увы,
Что привязь ума короче,
Чем вольная связь любви».

Царь Соломон:

Так пел Соломон царице,
Целуя тысячу раз
Ее арабские очи:
«Нет в мире мудрее нас,
Открывших, что если любишь,
Имей хоть алмаз во лбу,
Вселенная — только лошадь,
Привязанная к столбу.

(Уильям Батлер Йейтс. Соломон – царице Савской. Перевод: Я. Шумахер).

Царь Соломон и Царица Савская целуются.

Четверо нищих подбегают к престолу.

Ешом: О могущественные властители, каждому уделили вы от любви своей, лишь нас оставили ни с чем.

Аматог: А не мы ли ходили по улицам Иерусалима, били себя в грудь и восклицали: «Израиль, где Истинный Царь твой?».

Царица Савская: Вы ищете любви нашей, меж тем на свадьбу пришли без даров.

Суси: О царственные супруги, и мы припасли для вас дар. Мы можем дать вам пророчество на следующую половину года, ибо нам ведомо движение солнечного колеса.

Царь Соломон (делает повелевающий жест рукой): Пророчествуйте, коли так.

Аматог достает Таро Тота, тасует колоду трижды, передает ее Думхаму, который также тасует колоду трижды и передает ее Суси, который тасует колоду трижды и передает ее Ешому, который отдает ее вновь Аматогу. Аматог предлагает Соломону вытащить из колоды карту, забирает ее и поднимает вверх.

Аматог: Солнце вошло в знак Весов, наступило Осеннее Равноденствие, и вот вам наше пророчество: (называет атрибуцию карты).

Хор: (повторяет пророчество).

Царь Соломон: Мы принимаем ваш дар. Но что вы хотите получить в благодарность?

Думхам: Отдайте нам Асмодея!

Нищие вместе: Хотим Асмодея! Ибо без его зла нет и нашего добра.

Царь Соломон: Будь во вашему. Забирайте его. Пусть пребывает с вами и на вас до скончания времен.

Нищие с возгласами ликования подхватывают Асмодея за руки и за ноги и уносят на себе прочь.

Царь Соломон: Теперь, когда каждому дано по делам его, давайте приступим к празднованию. Пришло время зажигания свечей.

Царица Савская: Да благословит нас Царица.

Царь Соломон: Да благословит нас Праведник.

Царь Соломон и Царица Савская по очереди зажигают в меноре семь свечей различных цветов.

Царица Савская (зажигает крайнюю свечу слева): Да пребудет с нами Слава!

Царь Соломон (зажигает крайнюю свечу справа): Да пребудет с нами Победа!

Царица Савская и Царь Соломон берутся за руки и целуются: Да пребудет с нами Красота!

Царица Савская (зажигает вторую свечу слева): Да пребудет с нами Сила!

Царь Соломон (зажигает вторую свечу справа): Да пребудет с нами Милосердие!

Царица Савская (зажигает третью свечу слева): Да пребудет с нами Понимание!

Царь Соломон (зажигает третью свечу справа): Да пребудет с нами Мудрость!

Царь Соломон и Царица Савская вместе зажигают центральную свечу, обнимаются, целуются и восклицают: Да обрящем мы Венец Святой!

Аплодисменты. Все обнимаются и поздравляют друг друга. Затем Бенаяху звоном колокольчика призывает присутствующих к порядку.

Царь Соломон и Царица Савская занимают свои места на престоле. Наступает тишина.

Хор:
Весенних токов хмель, и цвет, и ярь.
Холмы, сады и виноград, как рама.
Со смуглой Суламифью — юный царь.
Свистит пила, встают устои храма,

И властный дух строителя Хирама
Возводит Ягве каменный алтарь.
Но жизнь течёт: на сердце желчь и гарь.
На властном пальце — перстень: гексаграмма.

Оцир и Пунт в сетях его игры,
Царица Савская несёт дары,
Лукавый Джин и бес ему покорны.

Он царь, он маг, он зодчий, он поэт…
Но достиженья жизни — иллюзорны,
Нет радости: «Всё суета сует».

(Максимилиан Волошин, «Соломон»)

Царь Соломон (поднимаясь с трона и выходя в центр): Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все – суета и томление духа! И похвалил я веселье; потому что нет лучшего для человека под солнцем, как есть, пить и веселиться: это сопровождает его в трудах во дни жизни его, которые дал ему Бог под солнцем. Итак иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости. Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце.  Если человек проживет и много лет, то пусть веселится он в продолжение всех их, и пусть помнит о днях темных, которых будет много: все, что будет, – суета!

Бенаяху: Возвеселимся же, братья и сестры, и будем есть и пить, петь и плясать, потому что ритуал наш завершен, и время пировать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.