Мистерия Дракона (телемитский групповой ритуал пути Нун на Самайн)

Храм оборудован для Мессы. Осирис восседает слева на большом алтаре за завесой, справа от него Весы Маат, на одной чаше которых – Дискос с Печеньем Света по числу участников. Апоп и Анубис вначале также скрываются за завесой, Апоп – справа, на его челе – Урей; Анубис – слева, в правой руке его – Анкх, оба стоят в позе Осириса воскресшего.

На малом алтаре – Чаша с гранатовым вином или соком, лезвие, кадильница, колокольчик, свеча, поющая чаша и бубен – рядом, а также все необходимые ингредиенты для змеиного яда (это может быть абсент или другой соответствующий напиток).

На купели – сосуд для очищения и омовения, рядом – путы и повязки на глаза.

Совершается очищение, освящение храма и Звёздный Рубин.

Колокольчик 1-5-7

Жрец стоит перед алтарем. Обратившись лицом к Западу, он совершает Знак Входящего над алтарем и восклицает:

Привет Тебе, о, Ра всесущий,
В ладье своей сквозь Мрак плывущий!

Он делает Знак Молчания и берет колокольчик и свечу [огонь] в свои руки.

Я на Востоке – пред Тобой;
Вот Свет, вот Звук, владыка мой!

Он звонит в колокольчик одиннадцать раз (333 – 55555 – 333) и зажигает [свечой] огонь в кадильнице.

Я воспеваю; (звонит) возжигаю; (зажигает);
Я Имя Тайны изрекаю:
АБРАХАДАБРА!

Все совершают знаки  L.V.X.  и воздают поклонение, как в «Книге Закона»:
И явлено предельное единство!

Я славлю мощь дыханья Твоего,
Великий и ужасный Бог,
Заставивший богов и смерть
Всех трепетать перед Собой —

Я преклоняюсь пред тобой!
Явись на троне Ра!
Открой пути Ху!
Освети пути Ка!
И Хабс пути пронзят меня,

Чтоб взволновать иль успокоить!
Аум! Пусть это всё меня заполнит!
Свет мой; его лучи меня затопят:
Я тайный проложил проход
В Дом Ра и Тума,
И Хепра, и Хатхор.

И я фиванец твой, Менту,
Пророк я, Анх-аф-на-хонсу!
Как Бес-на-Мот, я ударяю в грудь себя;
Как мудрая Та-Нех, сплетаю заклинанье.
Яви свой звёздный блеск, Нюит!
И в твоём Доме поселиться пригласи,
крылатый света змей, Хадит!
Пребудь со мной, Ра-Гор-Хуит!

Всеми совершается Знак Молчания.

Жрица стоит к западу от Алтаря с чашей, наполненной гранатовым вином:
Сие — тайна Святого Грааля, он же — священный сосуд Владычицы Нашей, Багряной Жены, Бабалон, Матери Мерзостям, невесты Хаоса, той, что едет верхом на нашем Владыке, Звере.

Излей всю свою кровь — твою жизнь — в золотую чашу блуда Ее.

Смешай свою жизнь со всеобщей жизнью, ни капли не утаив.

Тогда ум твой оцепенеет, и умолкнет сердце твое, и уйдет из тебя вся жизнь; и будешь ты брошен на кучу отбросов, и птицы небесные будут клевать твою плоть, и побелеют кости твои под солнцем.

И соберутся ветры, и понесут тебя, как пригоршню праха на листке о четырех углах, и предадут ее стражам бездны.

Но жизни в ней нет, а посему стражи бездны повелят ангелам ветров лететь дальше. И возложат ангелы прах твой в Городе Пирамид, и лишится он всякого имени.

Жрец простирает руки поверх чаши в руках жрицы:

О, Владыка Жизни и Радости! Ты — мощь человеческая, ты — сущность каждого истинного бога на лице Земли, продолжающая знание из рода в род! Мы поклоняемся тебе в степях и в лесах, в пещерах и на вершинах, открыто — на рыночных площадях и тайно — в домах наших, во храмах из золота, мрамора и слоновой кости, как и во храмах тел наших; и мы достойно чтим тех достойных, что поклонялись тебе в былые времена и несли людям весть о славе твоей.

ЛАО-ЦЗЫ, СИДДХАРТХА, ТАХУТИ, ДИОНИС, МУХАММЕД и ТО МЕГА ТЕРИОН, ПАН, МОНТУ, ГЕРАКЛ, КАТУЛЛ, РАБЛЕ, СУИНБЕРН и многие святые барды; АПОЛЛОНИЙ ТИАНСКИЙ,  ПИФАГОР, ВАРДЕСАН и ИППОЛИТ, передавшие Свет Гнозиса нам, своим преемникам и наследникам; МУЧЕНИК ИАКОВ БУРГУНДСКИЙ ДЕ МОЛЭ, ХРИСТИАН РОЗЕНКРЕЙЦ, РОДРИГО БОРДЖИА, СЭР ЭДВАРД КЕЛЛИ, АЛЬФОНС ЛУИ КОНСТАН и сэр АЛИСТЕР КРОУЛИ, — о, Сыны Льва и Змеи! Со всеми святыми твоими мы достойно чтим тех достойных, которые были, и есть, и грядут.
Да пребудет с нами их Сущность, мощная, величественная и отеческая, дабы празднество наше достигло с ней совершенства!

Все: Да будет так!

Жрица:
Братья и Сестры, Врата Аменти открыты. Настал час каждому из нас подготовиться должным образом к странствию и призвать Проводника.
Жрица совершает обход с маслом Абрамелина, вопрошая каждого: «Готов ли ты?», начиная со Жреца. Каждый совершает знак PUER и отвечает: «Я готов!». Жрица: «Тогда ступай, и будь благословен» – и помазывает маслом его лоб. Жрец, следуя за жрицей, в этот же момент надевает каждому повязку на глаза.
ВСЕ повторяют вслед за Жрицей:
Анубис, ты, кого зовут “Открывающий Пути”
Услышь Наш Зов, Анубис, ты, кого зовут Стражем и Защитником,
Услышь Наш Зов! Здравствуй! Инпу, Кружащий над Горизонтом
Мы приветствуем тебя,
Того, кто назван Проводником и Хранителем Душ.
Мы преподносим эти благовония и это вино
Тебе, Анубис, Стражу Врат Сердца.
Носителю и Подателю благ
Одари нас благословением.
Возлюбленный Анубис, будь с нами всякий день нашей жизни
Направляй нас, Величайший, каждый день и каждую ночь.
Возлюбленный Анубис, Открывающий Путь к Сердцу,
Веди нас, коснись своим Анкхом и благослови нас.

Из-за завесы выходит Анубис, Жрица подносит ему масло и Чашу.

Анубис поднимает сосуд с маслом над чашей и возвращает их на алтарь.  Передает Жрице поющую чашу, Жрецу – бубен, и под медленный ритм обходит круг, прикасаясь Анкхом к Сердцу каждого из участников, при этом помогая им выстроиться для обхода и связывая путами. Жрец и жрица замыкают процессию. Обход совершается не по кругу, а лабиринтом, который выберет в процессе Анубис, и завершается, когда он поймёт, что Цель достигнута. Во время обхода продолжает играть  поющая чаша и медленный ритм бубна у жреца. Анубис декламирует:

Я — Сердце! Свивается кольцами Змей
Вкруг тайной, невидимой сути моей.
Восстань же, о змей мой! Пора пробудиться
Цветком лучезарным из черной гробницы,
Несущей Осириса водами ночи,
Где волны мятутся и буря грохочет;
Из мертвого тела — цветком сокровенным
В сиянье священном, к высотам блаженным!
О, матери сердце, о, сердце сестры моей,
Ты, мое сердце! В неутолимые
Нильские воды, во власть темноты,
В глотку Тифонову ввергнуто ты!
Увы мне! Объемлет тебя пеленой
Беспамятство формы, как тяжкой волной.
Крепись, о душа моя! сроки настанут —
И буря уляжется; жезлы воспрянут;
Колёса эонов свершат оборот —
И с пленного сердца заклятье падет.
О, Змей, красотою моей упоенный,
Ласкающий сердца венец сокровенный,
С Тобой мы едины! Смятение дней
Во мрак отступает — грядет Скарабей!
И скорбная песнь его новою силой
Навеки наполнит мой голос унылый.
Я жду пробужденья! о зове мечтаю,
Господь Адонаи, Господь Адонаи!

Все вновь выстраиваются в круг, Жрец стоит к Югу от алтаря, Жрица – к Северу, Анубис – к западу от купели.

Анубис: Три облика имеет природа жизни: Орел, Змея и Скорпион. Из них Скорпион, не имея в себе Льва Света и его Отваги, представляет себя в окружении огня, поражает себя своим жалом и умирает. Так и Черные Братья кричат: «Я есть я», так они отрицают Любовь, ограничивая ее в пределах своей собственной природы. Но Змея есть тайная природа человека, Жизнь и Смерть, и в Тишине продолжает свой путь через Поколения. Орел же — это Сила к Жизни, которая является ключом к Магии, на своих крыльях возносящим тело и его принадлежности к высшему Экстазу.

Именно посредством этого качества Сфинкс неусыпно смотрит на Солнце и без смущения стоит наравне с Пирамидой. Поэтому наш Дракон, сочетающий в себе качества Орла и Змеи, есть наша Любовь, орган нашей Воли, посредством которой мы свершаем Работу и Чудо Единой Материи, как написал твой предок Гермес Трисмегист в своих Изумрудных Скрижалях. И этот Дракон зовется твоим Молчанием, поскольку в Час Операции то, что говорит в тебе «я», разрушается в соединении с Возлюбленным.

Жрец: Восстань, змей Апоп! Ты — Адонаи, возлюбленный! Ты — мой любимый и мой владыка, и яд Твой слаще поцелуев Исиды, матери Богов!
Ибо Ты — Он! О да, Ты поглотишь Аси и Асара и детей Птаха! Ты извергнешь потоки яда, чтобы разрушить работу Мага. Но Разрушитель пожрет Тебя; и от Тебя почернеет горло его, обиталище духа его. Ах, змей Апоп, как я люблю Тебя!

Все: восстань, змей Апоп!

Апоп (выходя в центр круга и совершая соответсвующий знак): Zazas zazas nasatanada zazas! Вы приблизились к порогу Дуат, странники. И всё, что ждет вас здесь – отчаянье и гибель.

Ритм бубна учащается. Апоп угрожающе обходит всех участников.

Апоп:

Всхлипы детей удавленных,
Биенье разбитых сердец,
Кровавые корчи отравленных, –
Вот пропуск в мой страшный дворец.
Ангел в порочных объятиях,
Ангел кастрирован ваш,
И, содрогаясь в проклятиях,
Пьет из содомских чаш.
Солнечный диск заплеван
Ядом черного зева,
Солнечный диск разорван
В кольцах великого змея.
Плоть расползется ваша,
Слепыми червями киша,
Дух пропитается смрадом,
Сгниет на корню душа!
Горе! горе! горе! Да, горе миру! И хотя вы храните в своём сердце священное слово, вы всё ещё превратно истолковываете и судите об этом; ибо сам свет – всего лишь иллюзия. Сама истина – всего лишь иллюзия. Все, что Вы считаете правым – левое, что считаете передним – то заднее, что верхним – то нижнее. Вы обнажены, вы проявлены, вы нечестивы!

Жрица: Слово греха — Ограничение. О муж! не отвергни жены своей, если она желает! О любовник, если такова твоя воля, то уходи! Нет уз, способных соединить разделенное, кроме любви; все остальное — проклятие. Проклятие! Проклятие ему на все эоны! Ад.

Жрец со Жрицей помогают всем освободиться от повязок на их глазах.

Жрец:  Я — воин-Владыка Сороковых; Восьмидесятые склоняются предо мною в страхе и посрамленье. Я приведу вас к победе и ликованью; я пребуду при вашем оружии в битве, и убийство будет вам в радость. Успех — оправдание ваше; отвага — ваши доспехи; вперед, вперед, в силе моей! и ничто не заставит вас повернуть обратно!

Все совершают знак VIR.

Апоп сотворяет на алтаре змеиный яд, подвешивает склянку с ядом себе на шею, поднимает плеть и готовится к бою:

Я плыл по небу Нут в ладье Миллионов Лет и не видел на теле Геба никого, кто бы сравнился со мною. Яд клыка моего — наследие отца моего и отца отца моего; как отдам я его тебе? Ты и дети твои — живите так, как жил я с отцами моими, до ста миллионов родов, и, быть может, милостью Могучих даруется детям твоим капля древнего яда.

Жрец вместе со всеми: Змей, Скорпион, Орел! Уносит нас

От Жизни Смерть – в Экстаз, в Экстаз, в Экстаз!

Все, продолжая речитатив, набрасывают свои путы на Змея, жрец срывает с него склянку с ядом, капает одну каплю себе на губы и передает склянку по кругу.

Вновь выходит Анубис, подходя к каждому с чашей гранатового вина, начиная со Жреца:
Я не открою тебе и не позволю тебе пройти мимо меня, пока ты не назовёшь моего имени.

Каждый совершает знак PUELLA и отвечает: Сердце, обвитое змеем – имя твоё.
Анубис: Повторяй за мной: «Я – ничто, и я отрицаю все, чем я был; я – ничто, и я утверждаю все, чем я стану. Как вокруг меня – Нуит, как внутри меня – Хадит, так я – Ра-Гор-Хуит, и я клянусь в этом. И благословенье и слава Зверю, пророку Прекрасной Звезды! »
Каждый делает глоток из чаши.

Открывается завеса, на троне восседает Осирис. Анубис и Апоп возвращаются на свои изначальные места, сложив руки в знаке Осириса Воскресшего.

Жрец, обращаясь к Осирису:
Я пою хвалу тебе, о Повелитель Богов, о единственный, живущий правдой и истиной, и вот я, твой сын Гор, пришёл к тебе; я отомстил за тебя, я принёс тебе маат – принес именно в то место, где пребывает Совет Богов твоих. Да будет на то воля твоя, чтобы я мог обитать среди следующих за тобой, ибо я поверг всех врагов твоих, и я дал силу всем тем, кто рожден от плоти твоей на земле на вечные времена.
Осирис:
Вселенная — это Перемены; каждая Перемена — следствие Акта Любви; во всех Актах Любви заключена Чистая Радость. Умирай ежедневно! Смерть — вершина одной извилины змеи-Жизни: смотри на все противоположности как на необходимые взаимодополнения и радуйся!

Осирис выходит в круг и проводит ладонью у глаз участников:
Тем, с чьих очей спала пелена жизни, да будет даровано исполнение их истинной Воли! Желают ли они раствориться в Бесконечности или соединиться со своими избранниками и возлюбленными; желают ли они созерцать или пребывать в покое; желают ли они трудов и героических свершений в воплощении на этой ли планете, на другой ли, или на любой Звезде, или же иного, чего бы то ни было, — да будет им даровано исполнение их Воли. Да! Исполнение их Воли! AUMGN. AUMGN. AUMGN.
Все: Да будет так!

Осирис возвращается на трон. Жрица, проследовав за ним к трону, встает перед ним, оборачивается и совершает знак MULIER, все повторяют.
Жрица:

Исида я, и только мною живы

И жизни влажный жар, и смерти хлад,

И звезды, и моря, и лунные приливы,

И таинства страданий и услад.

Я — мать! Я — плоть земли, расцветшей по весне!

Я — нежный плеск волны, клонящейся к волне!

Вернется всё: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — ко мне!

Ко мне!

Хатхор я, и своею красотой

Я затмеваю и зари горенье,

И плод, осенним златом налитой,

И женщину саму — венец творенья.

Я — жертва, жрец и храм в едином бытии,

Я — милость и любовь, я — сила судии,

И всё, что есть: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — мои!

Мои!

Венера я, любовь и свет земли,

Я — щедрость уст и слёз благословенье,

Бесплодных ласк томительный разлив

И жажда, что не знает утоленья.

Я — храм, в котором долго жаждал ты,

Горя огнем надежды и тщеты;

Я — тот огонь! Я — лиры стон; я — зов, и песнь, и страсть, и смерть мечты!

Мечты!

Я — сам Грааль, и Рай, сокрытый в нем:

Души твоей расцветшая пустыня,

Звезда рассвета на челе твоем,

Твоя царица и твоя рабыня.

О сладостный поток, усни на дне

Моих бескрайних вод! Прильни ко мне,

Вернись, о жизнь и смерть, о страсть и месть, о свет и тьма, — ко мне!

Ко мне!

Все совершают знак Исиды Торжествующей. Жрица опускается на трона по правую руку от Осириса.

Жрец следует к купели,  омывает лицо в чаше со словами:
Asperges me, Domine, hyssopo et mundabor, Lavabis me, et super nivem dealbabor.

Затем следует к трону, складывает свои дары на Весы Истины. Берет с Дискоса большое печенье, которое он разломит во время Мессы Феникса.

Все по очереди также совершают эти действия и возвращаются в круг.

Жрец занимает своё изначальное место у Алтаря и звонит в колокольчик (333 – 55555 – 333).

ВСЕ:
Дитя! К Тебе я устремлён!
В священном имени Своём
Ты воцаряешься в мирах,
Как Хлеб и Кровь в моих дарах.
Сквозь ночь и плен Добра и Зла
Дорогу к Солнцу освети,
Чтобы всегда со мной была
Твоя корона Десяти.

ЖРЕЦ кладет первое Печенье в огонь кадильницы.

Сжигая этот Хлеб, я ныне
Твоё благословляю имя.

 Звенит колокольчик (333 – 55555 – 333) Затем лезвием он делает на груди надлежащий знак.

Я начертал Твой знак, гляди,
Как кровь сочится из груди!

Он прикладывает второе Печенье к ране.

Дух Света в пищу воплощён,
Верховный Жрец речёт Закон!

ВСЕ съедают Печенье.

Вот – Пища, вот – святой Завет:
Греха и милосердья – нет.
Единым пламенем рождён
DO WHAT THOU WILT – таков Закон!

Он звонит в колокольчик (333 – 55555 – 333) и восклицает:

АБРАХАДАБРА!.. Тёмною тропой,
Мечась меж радостью и скорбью,
Я шёл сюда. Теперь – домой:
Спокойный. Чистый. Сильный. Гордый.

И воцарится над Землёй
На пламенеющем престоле,
Свободный Человек – герой,
Творящий собственную Волю.

Все приступают к празднованию.


Ритуал подготовлен и составлен лагерем «Сфинкс» О.Т.О, идея – Fr. Tarlin, Nэа. В ритуале используются воззвания из Египетской Книги Мертвых, отрывки из Liber Aleph, Liber Cheth, Liber Cordis Cincti Serpente, Liber 15, Видение и Голос А. Кроули в переводе Анны Блэйз, а также Месса Феникса в переводе Fr. Meteon.

Comments are closed