Liber V vel Reguli

Ритуал Знака Зверя:
магическая формула для воззвания к Силам Эона Гора,
и пригодная для ежедневного использования Магом любой степени

A.’. A.’.
Публикация класса Д

[Название LIBER vel REGULI означает Книга Правил или Князя. Регул также имя звезды, которая отмечает 0 градусов созвездия Льва]

ПЕРВЫЙ ЖЕСТ

Магическое Заклятие, называемое Одиннадцатичастной Печатью:

Одиннадцатичастная печать

Осуждение Эона

1. Пусть Маг, одетый и вооруженный так, как он сочтет нужным, повернется лицом к Болескину, который есть Дом Зверя 666. (Замечание 1: Болескин Хаус находится на Лох Нессе, в 17 милях от Инвернесса, 57.14 сев. широты, 4.28 зап. долготы)

[Отметьте, это означает, что направление на Болескин должно приниматься за “Восток” храма, как и указано в Гностической Мессе, Liber XV. Тем не менее, это не является необходимым. Так как ниже в тексте указывается, что Маг должен взять свой Жезл, фраза “одетый и вооруженный так, как он сочтет нужным” должна пониматься не столь свободно, как кажется.]

2. Пусть он отобьет 1-3-3-3-1.

[Одиннадцать ударов, одиннадцать является числом магической силы – см. Книгу Закона Liber AL I, 60. Заметьте, что во время всего ритуала серия из одиннадцати ударов производится четыре раза, давая в сумме число 44, представляющее материализацию магической энергии, и также являющееся числом Ра-Хор-Кхута. См. Liber XLIV, Мессу Феникса.]

3. Пусть он вложит большой палец своей правой руки между указательным и средним и выполнит следующие жесты.

[Большой палец аттрибутируется Духу, и также является важным центром энергии чакр. Также см. Liber XV].

Вертикальная часть Заклятия

1. Пусть он опишет круг над своей головой, восклицая: “NUIT!”

[Чакра Сахасрара, находящаяся в верхней части головы и соответствующая Айн Соф Древа Жизни]

2. Пусть он проведет большим пальцем вертикально вниз и прикоснется к Муладхаре, восклицая: ” HADIT!”

[Муладхара, земной центр, соответствующий Малкут на Древе Жизни, находится в основании позвоночника, либо в промежности за областью половых органов, мнения по этому поводу расходятся. В данной практике я предполагаю последнее, как так касание основания позвоночника во время данного ритуала неудобно].

3. Пусть он, вернувшись по той же линии, прикоснется к центру груди и воскликнет: ” RA-HOOR-KHUIT!”

[Чакра Анахата – солнечный центр, соответствующий Тифарет, или, что возможно более точно, треугольнику Хесед-Гебура-Тиферет. Эта энергия имеет особый смысл для посвященных Второй Степени O.T.O. Отметьте, что символом Ра-Хор-Хайта является красный треугольник огня, повернутый острием вниз].

Горизонтальная часть Заклятия

1. Пусть он коснется середины лба, губ (рта) и горла, восклицая “AIWAZ”!

[Середина лба – местоположение Аджна Чакры, горло – место Вишуддха Чакры, соответствующей Сатурну и Даат. Рот не является основной чакрой, возможно потому, что Айваз является гласом Богов – см. Liber AL. Интересно, что во рту находится второстепенная чакра – Кала Чакра].

2. Пусть он проведет большим пальцем справа налево на уровне ноздрей.

[Так обозначается путь между Бина и Хокма на Древе Жизни, путь Императрицы].

3. Пусть он прикоснется к центру груди и к солнечному сплетению, восклицая: “ТЕРИОН!”

[Снова Анахата, а также Манипура-чакра. Обе они соответствуют треугольнику Хесед-Гебура-Тиферет; это выглядит странно, но это только одна из проблем, возникающих при попытке сопоставления этих двух заметно различающихся систем. На Древе Жизни в Среднем Столбе находится всего пять сфирот, тогда как система йоги использует семь основных чакр].

4. Пусть он проведет большим пальцем слева направо на уровне груди.

[Путь Страсти, связывающий Хесед и Гебуру].

5. Пусть он прикоснется к Свадхистана и Муладхара чакрам, восклицая: “BABALON!”

[Свадхистана расположена на уровне половых органов, и соответствует сфире Йесод и Луне].

6. Пусть он проведет большим пальцем справа налево поперек живота на уровне пояса.

[Путь, соединяющий Хот и Нецах на Древе Жизни, путь Башни. Отметьте, что числовое значение этих трех поперечных путей дает в сумме 93. Неизвестно, почему они даются в этих направлениях. Они не соответствуют пути Молнии, который движется от Кетер к Малкут, возможно они указывают на направление вращения чакр].

(Так сформирует он Сигил Великого Иерофанта, но в зависимости от Круга.)

[Cигилом Великого Иерофанта является тройной крест]

Наложение Заклинаний

1. Пусть Маг сцепит руки на своем Жезле, соединив пальцы, восклицая: “LAShTAL! THELEMA! FIAOF! AGAPE! AUMGN!” (Так провозглашаются Слова Власти, при помощи которых Силы Эона Гора приводят в действие его [Мага] волю.)

[Каждое из этих Слов имеет числовое значение 93. Во время всего ритуала произносится одиннадцать “Слов 93”. Заметьте, что буквы “F” в “FIAOF” не произносятся, как и “GN” в “AUMGN”. Для дальнейших объяснений см. Книгу 4, Часть III, “Магия в Теории и Практике”.
Кроме того, в Первом Жесте упоминается шесть божественных имен: Nuit, Hadit, Ra-Hoor-Khuit, Aiwaz, Therion, Babalon; и пять “Слов 93”. Всего одиннадцать воззваний, что и называется Одиннадцатиконечной Печатью. Соединение шести и пяти – очень важный аспект ритуала – см. раздел 23, строки h и i.]
.

Провозглашение Завершения

1. Пусть маг отобьет удары: 3-5-3, восклицая: “ABRAHADABRA”.

ВТОРОЙ ЖЕСТ

Заклинание

1. Пусть маг, по-прежнему лицом к Болескину, подойдет к границе своего круга.

2. Пусть он повернется налево, и ступает с незаметностью и быстротой тигра вдоль границ круга, пока не совершит один оборот.

3. Пусть, вернувшись, он выполнит Знак Гора (Входящего), отражая силу, которую излучает на него Болескин.

[Этот знак маг совершает, наклоняясь вперед, вынося вперед левую ногу и выбрасывая руки горизонтально перед собой указательными пальцами вперед, как бы выстреливая энергию из них].

zodiak

4. Пусть он пройдет тем же путем далее, пока не достигнет Севера; пусть здесь он остановится и повернется на Север.

[То есть пройдите весь путь еще раз и еще на четверть]

5. Пусть он начертит своим жезлом Перевернутую Пентаграмму для вызывания Воздуха (Водолея).

Пентаграмма Воздуха

[Перевернутая пентаграмма – с одним концом вниз и двумя вверх. Перевернутая Пентаграмма Воздуха изображается с нижнего левого угла горизонтально вправо, затем вверх и влево, вниз в середину, вверх и вправо, вниз и влево, то есть против часовой стрелки. Другими словами, это обычная Пентаграмма Воздуха, повернутая на 180 градусов].

6. Пусть он укажет жезлом в центр Пентаграммы и призовет: “NUIT!”

[В каждой четверти вы должны представлять вызываемого Бога или Богиню. В случае сомнений представляйте изображения из Таро. Изображения Нуит см. на XVII Аркане, Звезда; XX Аркане, Эон; или XXI Аркане, Вселенная].

7. Пусть он выполнит знак, называемый Puella, ноги вместе, голова наклонена вперед, левая рука прикрывает Муладхара-чакру, а правая закрывает грудь (поза Венеры Медицейской).

[И где вы собираетесь держать жезл? Одно из решений – выполняя этот знак, зажать его между ног. Да, это не очень изящно выглядит, но работает].

8. Пусть он снова пройдет влево, и пройдет тот же путь, отразив силу Болескина; пусть он остановится на Югe и повернется к нему лицом.

[т.е. пройдет полтора круга].

9. Пусть он начертит Перевернутую Пентаграмму, вызывающую Огонь (Льва).

Пентаграмма Огня

[Начните из нижнего угла и далее по часовой стрелке, т.е. в верхний левый угол и так далее].

10. Пусть он укажет своим жезлом в центр Пентаграммы и воскликнет: “HADIT!”

[Смотри XX Аркан, Эон. Хадит – крылатый диск].

11. Пусть он выполнит знак Puer, ноги вместе, голова поднята вверх. Пусть он поднимет правую руку в сторону, согнет ее вверх под прямым углом, большой палец отогнут под прямым углов к ладони. Левая рука указывает между ног, ладонь сжата в кулак, большой палец выставлен вперед. (Поза богов Менту, Хема, и др.)

12. Пусть он продолжит, как и ранее; повернувшись к Востоку, пусть изобразит Перевернутую Пентаграмму, вызывающую Землю (Тельца).

Пентаграмма Земли

[На этот раз пройдите четверть круга. Пентаграмма изображается из нижнего угла против часовой стрелки, в верхний правый угол и так далее].

13. Пусть он укажет своим жезлом в центр пентаграммы и воскликнет: “THERION!”

[См. XI Аркан, Страсть. Терион – изображенный Зверь].

14. Пусть он выполнит знак, называемый Vir. Ноги вместе, ладони сжаты в кулаки и приставлены к вискам так, что большие пальцы выставлены вперед; голова наклонена и выдвинута вперед, как бы символизируя бодающегося зверя. (поза Пана, Бахуса и др. – см. иллюстрацию на обложке журнала Equinox I, III.)

15. Продолжив, как и ранее, пусть он изобразит на Западе Перевернутую Пентаграмму, которой вызывается Вода.

Пентаграмма Воды

[Перевернутая Пентаграмма Воды: с правого нижнего конца налево и так далее по часовой стрелке. Заметьте, что пентаграммы в каждой следующей четверти изменяют направления – первая против часовой стрелки, следующая по часовой, снова против, и затем по часовой].

16. Указав жезлом в центр Пентаграммы, пусть он призовет: “BABALON!”

[Снова смотри XI Аркан. Бабалон – Богиня верхом на Звере. Заметьте, что вы “зовете” Нуит и Бабалон, но “восклицаете” другие имена. Это может быть связано с тем, что силы LA (женские) воспринимаются как лежащие вне области вашего прямого воздействия, и требуют более мягкой формы обращения, чем мужские силы].

17. Пусть он выполнит знак Mulier. Ноги широко раздвинуты, руки распростерты в стороны, образуя полумесяц. Голова запрокинута назад. (Поза Бафомета, Изиды Приветствующей, Микрокосма Витрувия – см. Книгу 4, Часть II.)

[Здесь вы не сможете зажать жезл между ног, так что держите его в руке].

18. Пусть он начнет кружиться против часовой стрелки, двигаясь внутрь по спирали, и, совершая оборот вокруг своей оси каждую четверть, пока не достигнет центра круга. Там пусть остановится, повернувшись к Болескину.

[Здесь вы совершаете один полный оборот. Теперь вы совершили в сумме три с половиной оборота, кроме всего прочего это число витков Кундалини. Заметьте, сравнив с танцем Жрицы в Гностической Мессе (Liber XV), что 15 есть трижды пять. Также заметьте, что вы двигались от Земли через Воздух, Воду и Огонь по направлению к Духу в центре. Таким образом, вы поднялись из материального мира в высшие миры].

19. Пусть он поднимет Жезл, изобразит Знак Зверя и воскликнет: “AIWAZ!”

Метка Зверя

[Знак Зверя – знак в форме солнечного круга с точкой посередине, под ним лунный полумесяц с двумя меньшими полумесяцами. Вы можете рисовать его в одно движение, описав круг, далее большую дугу вниз, рисуя полумесяц, и назад две петли под ним. Это звучит смутно, но это лучшее объяснение. Как пентаграммы являются символами Cтихий, так и Знак Зверя является символом Духа. Айваз должен представляться как “высокий темный мужчина, на вид тридцати лет, хорошо сложенный, быстрый и сильный, с лицом жестокого царя и прикрытыми глазами, дабы их взгляд не разрушил все ими увиденное”].

20. Пусть он начертит вызывающую Гексаграмму Зверя.

Гексаграмма Зверя

[Это Гексаграмма, рисуемая из верхней средней точки по часовой стрелке, в нижнюю правую, верхнюю левую, нижнюю среднюю, верхнюю правую, нижнюю левую и в верхнюю среднюю].

21. Пусть он опустит жезл, ударив им о Землю.

[Здесь замысел состоит в том, что вы направляете Телемический поток сверху вниз, в Землю. Вы стоите между миров и можете служить мостом между ними].

22. Пусть он выполнит знак Mater Triumphans (Ноги вместе; левая рука согнута, будто поддерживает ребенка; большой и указательный палец правой руки сжимают правую грудь, как бы предлагая ее этому ребенку.) Пусть он произнесет слово “THELEMA!”

[Ребенок является Телемическим магическим потоком, который вы привели в движение, родив его над Землей].

23. Совершите кружение, двигаясь по часовой стрелке, и поворачиваясь против часовой.

[До этого вы двигались против часовой стрелки для совершения изгнания, теперь вы движетесь по часовой для воззвания].

Каждый раз проходя через Запад, указывайте жезлом в сторону каждой Четверти и кланяйтесь:

[Заметьте, вы указываете жезлом на четверти, а кланяетесь каждый раз на Запад, так как кланяться в другие стороны достаточно сложно].

a. “Впереди меня силы LA!” (на Запад)
b. “Позади меня силы AL!” (на Восток)
c. “Cправа от меня силы LA!” (на Север)
d. “Cлева от меня силы AL!” (на Юг)
e. “Надо мной силы ShT!” (вытягиваясь в воздух)
f. “Подо мной силы ShT!” (ударяя по земле)

[LA означает Ничто, и соответствует Западу и Северу, так как это негативные, женские четверти. AL означает Бог, и соответствует позитивным, мужским четвертям. Заметьте, мы не полагаем, что позитивный “лучше”, чем негативный, это просто другая направленность, как и в электрическом токе. ShT – дитя негативных и позитивных энергий, и сила, которая уравновешивает их. LA=31, AL=31, ShT=31; 3×31 = 93].

g. “Внутри меня Силы!” (в позе вставшего Пта, ноги вместе, ладони соединены на вертикальном жезле.)

[Пта – Бог Творец Египта. Идея в том, что вы строите свою собственную вселенную. Я постоянно замечаю, что этот ритуал значительно увеличивает мои творческие силы. По этой причине он особенно рекомендуется тем, кто занимается искусством. Заметьте, что вы совершили еще семь обходов, что есть дважды по три с половиной. Итак, всего во время ритуала вы прошли три с половиной круга против часовой стрелки, затем два раза по три с половиной по часовой. Всего три раза по три с половиной, или один раз, если взять результат сложения движений в разные стороны].

h. “Надо мной свет от лица моего Отца, Звезды Силы и Огня.”

[“Мой Отец” в данном случае – Бафомет, Отец Рыцарей Храма. Перевернутая пентаграмма совпадает по изображению с лицом Бафомета, две верхние точки являются его рогами, нижняя – бородой. См. хорошо известный логотип Церкви Сатаны].

i. “И в Колонне шесть лучей Его Величия!”

[Замечание: flames, father, face, force, five (свет, отец, лицо, сила, пять). Пять F. Каббалистически, F – Вау = 6, таким образом, мы имеем соединение пяти и шести. 5×6=30. Stands, six-rayed, splendour – три S. Каббалистически, S – Самех = 60, 3х60=180. Прибавив 30 из предыдущих строк, получаем в сумме 210 = NOX].

(Это кружение может не исполняться; все воззвание целиком может произноситься в позе Птаха).

ЗАВЕРШАЮЩИЙ ЖЕСТ

Идентичен Первому Жесту.

(Теперь мы раскрываем идеи, которые содержатся в этом Пеане).

Я — Звезда в Космосе, неповторимая и самосущая, нетленная индивидуальность; я — единая Душа; я тождествен Всему и Ничему. Я — во Всем, и все — во Мне; я обособлен от всего сущего, и властвую надо всем, и един со всем сущим.

Я — Бог, я — Бог истинный Бога истинного; я иду своим путем, дабы вершить волю свою; я сотворил материю и движение как зеркало для себя; по велению моему и в угоду мне Ничто проявилось как двоица, дабы созерцал я в своей грезе танец имен и природ и, наблюдая за скитаниями теней моих, наслаждался сущностью простоты. Я — не то, чего нет; я не знаю того, что не знает; я не люблю того, что не любит. Ибо я есмь Любовь, в которой всякое разделение умирает, охваченное блаженством; я есмь Знание, в котором все частицы, соединившись в целое, гибнут и преображаются в совершенство; и я есмь то, что я есмь, — сущее, в котором Сущее растворяется в Ничто; сущее, что соизволяет существовать лишь по Воле своей, побуждающей его раскрывать свою природу, — лишь по присущей ему потребности выражать свое совершенство и все свои возможности в процессе, каждая ступень которого иллюзорна и неполна, но вместе с тем неизбежна и абсолютна.

Я Всеведущ, ибо вещи для меня не существуют, пока я не познаю их. Я Всемогущ, ибо все происходящее происходит лишь ввиду того, что душа моя испытывает потребность в самовыражении посредством моего желания существовать, действовать и подвергаться воздействию своих символических отображений. Я Вездесущ, ибо там, где нет меня, нет ничего: я сотворил пространство как условие своего самосознания; я — центр всего сущего, а моя окружность — предел моей собственной фантазии.

Я — Всё, ибо всё, что для меня существует, суть мысленные выражения тех или иных свойств моей природы, а все мои мысли суть лишь буквы Имени моего.

Я — Единица, ибо всё, чем я являюсь, — это не абсолютно всё, а всё мое всё — мое и ничье иное: оно принадлежит мне, помышляющему о других как о подобных мне по сути и в истине, но отличных от меня по проявлению и в иллюзии.

Я — Ничто, ибо всё, чем я являюсь, — это лишь несовершенный образ совершенства; каждая частная иллюзия должна погибнуть в объятиях своей противоположности; каждая форма исполняет свое предназначение, обретая равную себе противоположность и уничтожаясь вместе с нею, дабы удовлетворить тем самым свое стремление стать Абсолютом.

Все эти идеи заключены в слове LAShTAL.
LA — Ноль, Ничто.
AL — Двое.

L – это «Справедливость» [Ату VIII, соответствующий букве Ламед], Kteis, заполненная Фаллосом, «Ноль и Два», ибо плюс и минус соединились в «любви по велению воли».

А – это «Дурак» [Ату 0, соответствующий букве Алеф], Ничто в Мысли (Парсифаль), Слове (Гарпократ) и Действии (Бахус). Это безграничный воздух и блуждающий Дух, но в нем заключены «потенциальности». Он — то Ничто, которое сотворили Двое в «любви по велению воли».

Таким образом, LA символизирует экстаз Нут и Хадита, слившихся воедино, растворившихся в любви и тем самым обратившихся в Ничто. Дитя их зачато, но пока еще также пребывает на стадии «Ничто». Следовательно, LA — это Вселенная на той же стадии, со всеми своими потенциальными возможностями проявления.

АL, несмотря на свое сущностное тождество с LA, напротив, обозначает «Дурака», проявленного через Равновесие Противоположностей. Итог по-прежнему нулевой, но здесь он выражен через два равных противовеса на противоположных чашах весов. Стрелка все так же указывает на ноль.

Sht дает в сумме 31 [Шин — Ату XX, Тет — Ату XI, 20+11=31], так же, как «AL» или «LA», однако это звукосочетание выражает тайную сущность, которая творит магию или трансмутацию.

Sht – это формула нынешнего эона; в других эонах число 31 может выражаться другими способами.

Sh Огонь, «T» — Сила; соединившись, они становятся обозначением Ра-Гор-Хута.

[Карта]«Ангел» символизирует Стелу 666 — на ней изображены Боги этого эона; «Сила» же — это портрет Бабалон и Зверя, земных наместников этих Богов.

Sht – динамический эквивалент «LA» и «AL». Буква «Sh», будучи тройной [по форме], обозначает Слово Закона, ибо 93 — это трижды 311. «T» обозначает формулу Магии, провозглашенную в этом Слове: данная карта обозначает Льва, Змея, Солнце, Отвагу и Половую Любовь.

Относительно LA обратите внимание, что Сатурн, или Сатана, экзальтирует в [Весах] обители Венеры, или Астарты, и этот знак — воздушный. Таким образом, L есть Отец-Мать, Двое и Ничто, и Дух (Святой Дух) их Любви — также Ничто. «Любовь» [на иврите] — AHBH, Ахева, 13 [Алеф=1, Хе=5, Бет=3, Хе=5], так же как и AСhD, Ахад, «Единство» [Алеф=1, Хет=8, Далет=4]; Единица же, Алеф, — это «Дурак», который есть Ничто, Ноль, но, тем не менее, — индивидуальная Единица; т.е. это именно он, а не кто-либо иной, хотя он и не осознает себя до тех пор, пока его Единство не проявится как двойственность.

Любое впечатление или идея сами по себе непостижимы. Они не могут означать ничего, до тех пор, пока мы не свяжем и не соотнесем их с другими предметами. Первый шаг к этому — научиться отличать одну мысль от другой: только таким образом мы можем распознать мысль. Чтобы дать ей определение, мы должны понять ее отношение ко всем остальным нашим идеям. Таким образом, мера наших знаний о том или ином предмете напрямую зависит от количества идей, с которыми мы можем его сопоставить. Каждый новый факт не только добавляется к нашей вселенной сам по себе, но и повышает ценность всего остального, чем мы уже обладаем.

В «AL» «Это», или «Бог», устраивает так, чтобы «лицо видело лицо»2, утверждая самого себя в равновесии: «А» — Единое-Ничто осмысляется как «L» — Двое-Ничто. Эта «L» в «AL» — Сын-Дочь, Гор-Гарпократ, подобно тому как «L» в «LA» — Отец-Мать, Сет-Исида3. Итак, перед нами снова Тетраграмматон, но на сей раз — выраженный в тождественных уравнениях, каждый член которых совершенен сам по себе, будучи одним из модусов Ничто.

«ShT» добавляет в эту формулу последний элемент; так образуется Слово из пяти или шести букв, в зависимости от того, принимаем ли мы «ShT» за одну букву или за две. И Слово это возвещает о завершении Великого Делания: 5°=6°.

Более того, «ShT» — это необходимое разрешение мнимого противостояния между «LA» и «AL», ибо едва ли возможно перейти от одной из этих противоположностей к другой без каталитического воздействия некоего третьего идентичного выражения, посредством которого совершается их трансмутация. Член уравнения, выполняющий подобную функцию, также должен быть одним из модусов Ничто, но по природе своей не может претендовать на совершенство Небытия-«LA» и Бытия-«AL». Если они — чистая Ничто-Материя, то он должен представлять собой чистое Ничто-Движение, чтобы могла возникнуть Материя-в-Движении — функция, отличающая «Нечто».

Таким образом, «ShT» есть Движение в его двойной фазе — инерция, образованная двумя противонаправленными потоками, каждый из которых также поляризован. «Sh» — это Небо и Земля, «T» — Мужчина и Женщина; «ShT» — это Дух и Материя, где первый — слово Свободы и Любви, излучающее Свет, который возрождает Жизнь на Земле, а вторая — деяние, посредством которого Жизнь утверждает, что Любовь есть Свет и Свобода. И эти двое Двуедины; это божественная буква Молчания-в-Слове, символ которой — Солнце в объятиях Луны4.

Но при этом и «Sh», и «T» — формулы силы в действии, а не формулы неких сущностей; это не модусы бытия, а способы движения. Это глаголы, а не имена существительные.

«Sh» — это Святой Дух как «огненный язык»5, явленный в тройственном виде, и ребенок Сета-Исиды как их Логос, или Слово, возвещенное их «Ангелом». Номер соответствующей карты — XX, а 20 — это числовое значение буквы Йод (Ангел или Вестник), записанной полностью как IVD [Йод=10, Вав=6, Далет=4]. «Sh» — это духовное соединение Неба и Земли.

«T» — это Святой Дух в действии не как «Ангел света»6, а как «рыкающий лев»7, или «змий древний»8, Близнецы, дети Сета и Исиды — блудница и зверь — охвачены тем содомским и кровосмесительным вожделением, от которого, согласно традиционной формуле, рождаются полубоги, как в преданиях о Марии и Голубе, Леде и Лебеде и т.д. Номер соответствующей карты — XI, число магии AVD9: Алеф — Дурак — оплодотворяет женщину по слову Йод — Ангела, Вестника Господня. Его сестра соблазнила брата своего, Зверя, омрачив Солнце позором своего греха; она укротила Льва и околдовала Змея. Природа в ярости от Магии: мужчина низведен на уровень зверя, а женщина осквернена. От их соития рождается чудовище — свидетельство вырождения видов. Нас призывают поклоняться не человеко-Богу, зачатому Духом Божьем от девственницы в непорочности, но отпрыску блудницы и скота, зачатому в постыднейшем грехе и рожденному в святотатственном блаженстве.

По существу, это и есть формула нашей Магии: мы настаиваем на том, что все деяния равны между собой; что право на существование обретается по факту существования; что вселенная окажется необъяснимой и невозможной, как действие, не порождающее противодействия, если под словом «зло» мы будем понимать нечто большее, нежели некое состояние случайной вражды между силами, чье существование в равной мере оправдано априори; что оргии Вакха и Пана не менее священны, чем мессы Иисуса; что сифилитические рубцы святы и достойны уважения просто как таковые.

Нет нужды пояснять, что вышеизложенное применимо только к Абсолюту. Для человека в мире иллюзии и относительности зубная боль по-прежнему остается мучительной, а мошенничество — унизительным, и, стараясь избегать их, он тем самым вершит свою Волю. Но идея необусловленного, абсолютного «Зла» губит на корню любую философскую систему; поэтому ум должен привыкнуть «не проводить различий»10, чтобы освободиться из оков этой ужасной концепции.

На алтарях наших мы утверждаем веру в самих себя и свою волю, нашу любовь ко всем проявлениям Абсолютного «Всё».

Мы соединяем Дух-Шин с Плотью-Тет в единую букву, соответствующую числу 31, так же как «LA» — Ничто и «AL» — Всё. И она дополняет их Небытие и Бытие до целого своим Становлением; она служит посредником между тождественными друг другу крайностями и орудием каждой из них; она есть тайна, разделяющая их и связывающая их воедино.

Она провозглашает, что все «нечто» суть равные между собой тени Ничто, и оправдывает Ничто в его тщетном стремлении создать иллюзию чего-то неизменного, открывая нам метод магии, позволяющий приобщиться к удовольствию от этого процесса.

Магу следует разработать для себя четкую и конкретную методику уничтожения «зла». Суть такой практики должна заключаться в том, чтобы приучить ум и тело справляться с вещами и явлениями, вызывающими страх, боль, отвращение, стыд и тому подобное.

Сначала он должен научиться терпеть их, затем — относиться к ним равнодушно, затем — анализировать их до тех пор, пока они не начнут доставлять удовольствие и служить наставлением, и, наконец, оценить их по достоинству как вещи в своем праве и оправданные проявления Истины. Достигнув этого этапа, маг должен отвергнуть те из них, которые действительно вредны для здоровья или неудобны. В выборе «зол» для подобной работы следует ограничиться лишь теми, которые не могут нанести непоправимый ущерб. К примеру, можно приучать себя нюхать асафетиду до тех пор, пока запах ее не начнет казаться приятным, но упражняться на мышьяке или синильной кислоте не следует. Или, к примеру, можно завести роман с уродливой старухой и поддерживать его до тех пор, пока не удастся различить в ней и полюбить ту звезду, которой она является по определению; но заставлять себя воровать для преодоления неприязни к обману было бы слишком опасно. Вообще не следует совершать поступков, по сути своей бесчестных; допустимо лишь спокойное осмысление их оправданности на абстрактных примерах.

Любовь — это добродетель; она становится сильнее, чище и самоотверженнее, когда мы направляем ее на объект, внушающий отвращение; но воровство — это порок, рождающийся из рабского представления о том, что ближний наш в чем-то превосходит нас самих. Оно достойно восхищения лишь как средство, развивающее определенные нравственные и умственные качества у примитивных личностей, предотвращающее атрофию таких способностей, как осторожность и бдительность, у нас самих, а также в целом прибавляющее интереса «человеческой трагедии».

Преступление, безумие, болезнь и все прочие подобные явления следует осмыслять без малейшего страха, отвращения или стыда. В противном случае мы не сможем ясно разглядеть и разумно истолковать их — а, следовательно, не сможем и победить, ни хитростью, ни силой. Анатомы и физиологи, на ощупь, в темноте, сражаясь со смертью, отвоевали у нее для человечества гигиену, хирургию, профилактику и прочее. Антропологи, археологи, физики и другие ученые, работая под страхом пыток, костра, позорного столба и остракизма, все же смогли разорвать паучью сеть суеверий и разбить чудовищный кумир Морали, этого кровожадного Молоха, на протяжении столетий пожиравшего человечество. И теперь каждый осколок этого копролита являет миру образы скотской похоти, безмозглой тупости, невежественного инстинкта или тайного страха, взлелеянного его варварским умом.

Но человек по-прежнему не вполне свободен. Он по-прежнему корчится под копытами обезумевших мулов, которых ночная кобыла кошмаров породила от дикого осла его собственных творческих сил, до сих пор еще не обузданных; и этих бесплодных призраков он называет «богами». Он по-прежнему трепещет в ужасе перед их загадкой; он боится их, он бежит от них, он не смеет взглянуть в лицо этим фантомам. Да и сам развенчанный фетиш внушает страх: человек робеет при мысли о том, что нет больше на свете этого идола, которого он так привык превозносить в песнопениях и ублажать плотью своих первенцев. Люди возятся в кровавом месиве и рвут друг у друга из рук клочки растерзанного кумира, дабы обратить их в реликвии, перед которыми снова можно будет склониться, которым снова можно будет служить.

Итак, даже в наши дни на этой падали все еще копошится целая орда червей — братство, связанное слепой жаждой гнилья. Наука до сих пор опасается стереть с лица земли дом Риммона, хотя благоразумие Неемана с каждым годом сынам все нестерпимей для сынов ее11. Тайный совет царства Мансула12 удалился на нескончаемое заседание и не смеет объявить о том, что должно последовать за деянием, которое он сам же и совершил, сокрушив мораль государя и обратив ее в шаткую груду обломков — всевозможных предрассудков, основанных на климатических, племенных и индивидуальных различиях и продолжающих разлагаться под влиянием коварного честолюбия, безумных страстей, невежественного высокомерия, суеверной истерии и страха, оскверняющего лживыми эпитафиями надгробие Истины, которую он убил своей рукой и закопал в черную землю Забвения.

Нравственная философия, психология, социология, антропология, психопатология, физиология и многие другие дети премудрости, коими она оправдана13, отлично осознают, что так называемые законы этики — не что иное, как мешанина разнородных условностей, опирающихся в лучшем случае на обычаи, удобные в определенных обстоятельствах, а чаще — на хитрость или блажь самых крупных в стае, самых свирепых, безжалостных, коварных и кровожадных хищников, стремящихся лишь утвердить свою власть или потешить себя жестокой забавой. Найти хоть какое-нибудь основание, пусть даже ложное, для систематизации этических требований попросту невозможно. Однако же те самые люди, которые сокрушили Молоха и рассыпали его жалкие обломки по земле, теперь шепчутся между собой, бледнея и не дерзая даже произнести это вслух: «Когда Молох правил нами, все люди были связаны единым законом и оракулами приближенных к нему, которые знали об обмане, а потому не боялись, но были его жрецами и хранителями его тайны. Но как быть теперь? Разве обычный человек, пусть даже такой мудрый и сильный, каких еще не видел свет, способен заставить людей действовать в согласии друг с другом? Ведь теперь каждый молится своему кусочку Бога и убежден, что любой другой кусок — лишь бесполезный объедок, прах мечтаний, обезьяний помет, кость мертвой традиции… одним словом, все что угодно, только не Бог?»

Когда кто-нибудь неожиданно узнаёт сразу слишком много, это всегда влечет за собой роковые последствия. Если бы Ян Гус кудахтал поусерднее, его бы, глядишь, и не прирезали на Михайлов день, а сберегли как несушку. За последние пятьдесят лет мотыга анализа выполола все аксиомы под корень; но зато расплодились бездельники, которые довольствуются фигурной стрижкой наших воззрений и интеллектуальных инструментов. В результате невозможно высказать ни единого суждения, не оговорив все бесчисленные предпосылки и условия, на которых его следует понимать.

Однако это отступление, так сказать, засиделось у нас в гостях слишком долго; Мудрость пригласила его лишь затем, чтобы предостеречь Опрометчивость об опасности, которая грозит даже Искренности, Предприимчивости и Сообразительности, когда те не вносят свой вклад в Приспособленность-к-окружающей-среде.

Маг должен быть осторожен в использовании своих сил; он должен совершать каждое действие не только в соответствии со своей Волей, но и со свойствами его положения в данное время. Моя воля может состоять в том, чтобы достигнуть основания утеса, но простейшая и самая быстрая дорога, прямая, – без препятствий, – дорога, которая требует наименьших усилий – это просто прыжок. Я бы уничтожил собственную Волю, в процессе ее реализации, или то, что я принимал за нее; ибо Истинная Воля не имеет цели; ее природа является Движением. Также, парабола ограничивается одной формулой, которая фиксирует ее отношения с двумя прямыми линиями в каждой точке, кроме того, она не имеет конца, не достигающего бесконечности, и она постоянно меняет свое направление. Посвященный, знающий, кто он таков, всегда может свериться и определить детерминанту своей кривой, подсчитать свое прошлое, свое будущее, меру своей выдержки и терпения и найти самый точный путь в любой означенный момент; он в силах даже осознать себя как базисную идею.

Маг должен пользоваться своими силами осмотрительно; каждое свое действие он должен согласовывать не только с собственной Волей, но и с особенностями своего положения в данное время. Допустим, моя воля заключается в том, чтобы добраться до подножия скалы; но самый простой (а также самый быстрый, прямой, беспрепятственный и требующий наименьших усилий) способ достичь искомой высоты — просто подпрыгнуть. Попытайся я исполнить свою волю (или то, что я за нее принимал), я бы ее только нарушил, ибо истинная воля не имеет цели: ее сущность — в том, чтобы Двигаться. Схожим образом парабола подчинена единому закону, фиксирующему ее отношение к двум прямым в каждой точке; однако при этом она бесконечна и постоянно меняет направление. Посвященный, осознающий, Кто он такой, всегда может оценить свои действия, сверившись с детерминантами своей кривой, и рассчитать свое прошлое, будущее, положение и направление движения для любого данного момента времени; он даже может осмыслить себя как некую простую идею. Он может научиться измерять и параболы своих ближних, и эллипсы, пересекающие его путь, и гиперболы, укрывающие все пространство своими равновеликими крыльями. Рано или поздно он может даже преодолеть ограничения собственного закона и постичь нечто столь величественное, изумительное и противоречащее всякому здравому смыслу, как Конус! Последний останется для него совершенной загадкой, однако Посвященный будет осознавать, что является частью его сущности, принадлежит ему, подчиняется его порядку и, наконец, происходит из него, что он — плод от чресел этого великого и грозного Отца. Его собственная бесконечность стремится к нулю в сравнении с бесконечностью малейшей из частиц этого геометрического тела. Рядом с ней его почти что и нет вовсе. Триллионы, помноженные на триллионы триллионов таких, как он, не смогли бы даже пересечь рубеж ширины — идеи, о которой он и догадался-то лишь потому, что испытал на себе влияние некой таинственной силы. Но и сама идея ширины столь же ничтожна перед лицом Конуса. Первый проблеск постижения, несомненно, был очень далек от членораздельной мысли — скорее, то была какая-то отчаянная судорога, бесформенная и безумная. Но если Посвященный развивает свои мыслительные способности, то, чем больше он узнаёт об этой великой идее, тем яснее понимает, что она тождественна ему по природе — настолько, насколько между ними вообще возможно провести сравнение.

Таким образом, Истинная Воля одновременно и предопределена своими уравнениями, и свободна, поскольку эти уравнения — всего лишь ее имя собственное в полной записи. Чувство скованности проистекает из невозможности прочесть эту запись; а представление о том, что существует зло, ставящее человеку препоны, возникает тогда, когда он начинает учиться читать, читает с ошибками и упрямо твердит, что на самом деле не ошибается, а, напротив, делает успехи.

Мы знаем наверняка только одно. Абсолютное бытие, абсолютное движение, абсолютное направление, абсолютная одновременность, абсолютная истина и все подобные идеи не имеют (да и не могут иметь) ни малейшего реального смысла. Если человек в белой горячке упадет в Гудзон, он может вспомнить пословицу и начать цепляться за воображаемую соломинку. Такие слова, как «истина», — это те же соломинки. Они помогают скрывать путаницу в мыслях и отрицать бессилие разума. Этот абзац начинается со слов «мы знаем», однако в следующей же фразе «мы» торопимся опровергнуть самую возможность обладать каким-либо «знанием» или хотя бы просто дать определение этому термину. Что может быть очевиднее для нашего философа-параболы, чем утверждение, что подойти к нему можно с двух, и только с двух, сторон? По существу, это утверждение — итог всего накопленного им свода знаний; оно включает в себя его теоретическое самоопределение и подтверждается всем доступным ему опытом. Воспринимать впечатления он может лишь двумя способами: либо он настигает A, либо его настигает B. Однако в действительности он заблуждается, поскольку возможных подходов к нему — бесконечное множество. Сумма потенциальных возможностей того, что в любое данное мгновение человек способен полностью преобразиться, измеряется числом порядка Алеф-Ноль. И, быть может, все наше нынешнее ошеломление и смятение объясняются тем, что мы осознали существование некоего нового измерения мысли, но пока что считаем его «непостижимо бесконечным», «абсурдным», «аморальным» и т.д. — только потому, что мы еще не изучили его как следует и не поняли, что его законы тождественны нашим, хотя и распространены на новые категории. Открытие радиоактивности на какое-то время внесло хаос в химию и физику, но затем, и довольно скоро, повлекло за собой более полную и глубокую интерпретацию старых идей. Оно разрешило многие затруднения, примирило многие разногласия и — более того! Это открытие продемонстрировало, что субстанция Вселенной — это, попросту говоря, Свет и Жизнь, наделенные безграничной Свободой вкушать Любовь во всех многообразных сочетаниях своих частиц, порождающих атомы, которые сами по себе способны на еще более глубокое самопознание посредством дальнейшего группирования и образования все новых и новых соединений, каждому из которых присущи свои особые свойства и склонности и каждое из которых пролагает свой собственный путь через вселенную, в которой нет ничего невозможного. Это открытие явило миру вездесущность Хадита, тождественного Самому Себе, но реализующему Себя в разделении своего взаимодействия с Нут на отдельные эпизоды, где каждое проявление его энергии сочетается непосредственно с одним из проявлений Ее восприимчивости, и так, в непрерывном движении от сложного к сложному, блаженство порождает блаженство. Это открытие — не что иное, как голос самой Природы, пробудившейся на заре нового Эона, когда Айваз изрек Слово Закона Телемы.

Призывающий же часто пусть созерцает Бесформенный Огонь, с трепетом и душевным волнением; и если медитация продлится достаточно долго, он сможет разделить его на символы, ясные и постижимые уму, и услышать внятную речь этого Огня, постигнув гул его как сокровенный голос собственного сердца.

И Огонь этот явит очам призывающего собственный образ его в истинной его славе, и вложит в уши его Тайну истинного Имени его.

Таковы достоинства Магии Зверя 666 и законы ее надлежащего использования: в теории — дабы избавиться от склонности проводить различие между любыми двумя данными предметами, а на практике — дабы проникнуть сквозь завесы всякого святилища и устремиться в объятия всякого образа, ибо воистину каждый из них — сама Исида. Сокровеннейшее едино с Сокровеннейшим; но формы Единого не тождественны друг другу, и лишь по мере сближения подобие становится все точнее. Посему житель воздуха да не дерзает дышать водой. Но мастерство приходит с опытом: кто с усердием, отвагой и осторожностью предаст свою жизнь постижению всего того, что его объемлет, и восторжествует в этой борьбе, тот преумножится. «Слово Греха — Ограничение»; стремись же к Праведности, изучая Беззаконие и укрепляя силы свои, дабы его одолеть.


*: Народ Англии устроил две революции, дабы освободиться от Папистского обмана и тирании. Теперь они снова взялись за старое; и если нам придется устроить Третью Революцию, да будет уничтожен сам зародыш!


Примечания

Этот ритуал был впервые опубликован в Приложении VI к «Магии в Теории и на Практике». Вышеизложенный текст взят из версии, приведенной в «Магии»: Книга 4 Части I-IV, где исправлены некоторые ошибки и оплошности, допущенные в оригинальном издании. Две более ранних схемы этого ритуала, с участием публики, также сохранены.

1. «Слово Закона» — Телема (воля) — по гематрии дает в сумме число 93: Тета=9, Эпсилон=5, Ламбда=30, Эта=8, Мю=40, Альфа=1; 9+5+30+8+40+1=93.

2. Аллюзия на изречение из каббалистической «Книги сокровенной тайны»: «Пока не установилось равновесие, лицо не видело лица». Под «лицами» подразумеваются Великий лик (Макропрозоп, Кетер) и Малый лик (Микропрозоп, Йод-Хе-Вав-Хе, остальные 9 сефирот Древа Жизни).

3. Сет в данной системе — божество той же группы, что и Сатурн или Сатана (см. выше; см. также Ату XV).

4. В записи прописными греческими буквами «ShT» — Сигма-Тета. Графически это буквосочетание подобно символам Луны и Солнца.

5. Ср. Деян. 2:3—4: «Ученики увидели нечто похожее на огненные языки, которые разделились и остановились по одному на каждом из них. Все они исполнились Святым Духом…».

6. Ср. 2 Кор. 11:14: «…сам сатана принимает вид Ангела света».

7. 1 Петра 5:8: «…противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить».

8. Откр. 20:2: «Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана…».

9. AVD (aud), «од» — «магический свет», одно из состояний Жара. В системе Золотой Зари ритуал 31-го пути (пути Ату XX) включает следующее пояснение: «Три слова — ОД, ОБ и ОР (AUD, AUB, AUR) — обозначают три состояния Жара: Од — активное, Об — пассивное, Ор — уравновешенное; сам же Огонь носит имя Аш (Asch)».

10. Отсылка к Книге Закона, I:22: «Не проводите в среде своей различий между одним и другим, ибо из этого проистекает вред».

11. Аллюзия на фрагмент из 4 Цар. 5:17—18: «И сказал Нееман: […] не будет впредь раб твой приносить всесожжения и жертвы другим богам, кроме Господа; только вот в чем да простит Господь раба твоего: когда пойдет господин мой в дом Риммона для поклонения там и опрется на руку мою, и поклонюсь я в доме Риммона, то, за мое поклонение в доме Риммона, да простит Господь раба твоего в случае сем».

12. «Царство Мансула» — аллегория человеческого разума; восходит к книге английского писателя и проповедника Джона Баньяна (1628—1688) «Духовная война».

13. Аллюзия на Мф. 11:19: «И оправдана премудрость детьми ее».

Перевели:
Анна Блейз
Солюфейн и др
редакция Sr Лакшми, Fr A-|H TAVVH ( Pan’s Asylum Lodge O.T.O.)

Comments are closed